Ненаучный подход


Он с юности хотел заниматься академической наукой, но отклонился от курса и создал успешный бизнес. Основатель крупнейшей в России IТ-компании, инвестор, эстет и коллекционер Георгий Генс рассказал Алине Проскуряковой о проблемах IT-образования в России, своем взгляде на красоту и о том, чем банковский депозит лучше собственного банка.

30.07.2014





Одних переговорных комнат в новом офисе «Ланита» больше 30. На стенах коридоров, дверях, у лифтов – яркие линии, изображения и указатели системы визуальной навигации; стенд с фотографиями сотрудников – тимбилдинг-проект «Оставь свою улыбку в истории “Ланита”»; а над рабочими пространствами – названия организаций, для которых сейчас ведутся проекты. Компании «Ланит» в октябре исполнится 25 лет, и список ее клиентов если не самый длинный, то точно самый представительный в российской индустрии информационных технологий. Сюда, в отремонтированное здание площадью 22 тыс. м2 с масштабным остеклением и высокими потолками, «Ланит» переехал совсем недавно. В историческом особняке на Доброслободской, где раньше располагался головной офис, остались «Сетевая Академия», компании Treolan и ЛАНТЕР. Сотрудники с энтузиазмом рассказывают про интеллектуальные системы нового офиса, показывают зал для тестирования банковского оборудования, конференц-зал, фитнес-зону, салон красоты, столовую, кафе и мини-кухни – видно, что им нравятся новые интерьеры.

О цвете и форме

В художественном вкусе Георгию Генсу не откажешь: он известный коллекционер произведений искусства. Собирает картины художников XX века – Евгения Вахтангова, Анатолия Зверева, Роберта Фалька – и владеет одной из двух самых крупных в России коллекций книг художников – livre d’artiste. Книга художника – это творческий метод, в котором автор использует книжную форму в качестве инструмента для самовыражения. В этом жанре работали Пикассо, Дали, Миро, Грис, Тапьес, Клаве и многие другие. Георгий Генс уверен, что livre d’artiste недооценены рынком, однако не берется рассчитать инвестиционный потенциал своей коллекции: «Сейчас эти книги плавно растут в цене на 10% в год и, что ценно, не дешевеют в период кризиса. Картины, к примеру, больше подвержены конъюнктуре: пройдет мода на русскую живопись – и она может сразу существенно подешеветь».

Генс не покупает на аукционах (из-за опасности получить кота в мешке), только у профессиональных дилеров: «Это тот случай, когда лучше переплатить посреднику. Очень важно, чтобы экспонат был в идеальном состоянии. С дилерами просто: выбранную книгу присылают по поч­те, ты смотришь, и если все нравится, платишь, если нет – отсылаешь обратно». Он утверждает, что рынок livre d’artiste прозрачен и вероятность подделки невелика: все книги худож­ников занесены в специальные каталоги, а большинство подписаны авторами. «Подделать книгу дороже, чем купить, даже если она стоит полмиллиона долларов, – слишком трудоемко», – объясняет он.

Самое любимое

«Лучшее, что я умею в жизни, – это работать. И от этого получаю самое большое удовольствие», – говорит Георгий Генс. Он не скрывает, что давно наладил бизнес так, что может вообще не ходить на работу. «Не скажу, что в нашем деле люди легко взаимозаменяемы. В “Ланите”, к примеру, человек сорок ключевых сотрудников, и потеря каждого из них нежелательна для компании. Я просто один из сорока».

Он с легкостью делегирует ответственность подчиненным и говорит, что никогда не строил сложных схем контроля за сотрудниками. «В моей компании есть департаменты, директора которых фактически являются руководителями крупных по IТ-меркам автономных компаний: 200–300 человек». Генс считает доверие способом предотвращения воровства и коррупции: «Это как в музее: чаще всего трогают тот экспонат, под которым написано “руками не трогать”. Кроме того, дополнительный контроль часто оказывается дороже, чем потенциальные убытки от человеческой нечестности». Он уверен, что больше всего проблем создают не воровство и коррупция, а простая некомпетентность. Недавно, к примеру, уволил сотрудника за заключение неряшливо составленного контракта. «Иногда покупаем дороже, чем можно было бы, упускаем важные заказы и вообще не все делаем оптимальным образом. Людям свойственно закрывать глаза на риски, просто чтобы испытывать меньше сопротивления со стороны контрагента: согласиться проще, чем бороться. Но покладистость – не признак высокой квалификации», – заключает бизнесмен.

Георгий Генс с детства любил математику. Окончил физико-математическую школу, которая специализировалась на программировании, затем – экономический факультет МГУ по специальности «экономическая кибернетика», защитил кандидатскую диссертацию по специальности «применение математических методов анализа в экономике». В 1988 году стал одним из учредителей инженерно-коммерческого центра «Пронто», занимавшегося программированием, а спустя год создал собственную компанию «Ланит».

При этом, утверждает Генс, он долго не видел в информационных технологиях бизнеса. «В советское время программирование было ближе к науке. Люди радовались, когда другие использовали написанные ими программы, никто на этом не зарабатывал. Мой старший брат, который был программистом очень высокого класса, еще в 1982 году боялся, что останется без работы: ему казалось, что все задачи в IТ-сфере уже выполнены».

Решение создать собственный бизнес Генс объясняет желанием большей свободы: «Хотелось самому подбирать заказы, получать самое интересное». То, что удастся превратить IТ в источник постоянного дохода, тогда не было очевидно. Первыми проектами «Ланита» стали система для Московского дома модельной обуви и электронные карточки для заправки автомобилей – предприятие сразу доказало свою жизнеспособность. Однако из Всесоюзного НИИ автоматизации управления в непромышленной сфере Георгий Генс ушел не сразу. Вначале перешел с должности заведующего отделом экспертных систем искусственного интеллекта на должность ведущего научного сотрудника и какое-то время работал на полставки. Расстаться с привычной работой было страшно.

Сегодня группа компаний «Ланит» – лидер российского IТ-рынка по обороту (в прошлом году он составил более 77 млрд рублей), занимает первые позиции в рейтингах IТ-компаний, имеет 43 подразделения в России, Европе и Канаде и более 5600 сотрудников. Георгий Генс с сожалением отмечает, что уровень IТ-образования в России не соответствует потребностям игроков отрасли, но не огорчается: о других странах можно сказать то же самое: «Эта сфера слишком быстро развивается, чтобы образование могло успеть за ней. Невозможно получить полностью готового выпускника вуза – приходится очень серьезно его доучивать». «Ланит» сотрудничает с несколькими профильными вузами, МГУ и Высшей школой экономики, имеет свою «Сетевую Академию». Георгий Генс признает, что несет большие риски, вкладывая в образование: «Поскольку IТ-специалистов не хватает во всем мире, они могут позволить себе мигрировать куда угодно, их с удовольствием принимают и в США, и в Англии, и в Китае – языки программирования везде одинаковы».

Банки: взгляд изнутри

У Георгия Генса есть опыт инвестирования в банковскую индустрию. Ему принадлежала доля в Оргрэсбанке, которую он называет своей самой успешной банковской инвестицией. А последним приобретением стали 20% банка «Российский кредит», выкупленные у миллиардера Бидзины Иванишвили. Однако сам себя он называет не очень крупным и не слишком активным инвестором: «Раз в год спрошу “Как дела?” да и все».

По его мнению, в банки надо было инвестировать раньше: «Банки хорошо росли, и их оценки при продаже составляли 2, 3, 4 капитала. Сегодня они превратились в сложный актив, и вложения в них не обещают серьезного увеличения капитала. Поэтому сейчас вложение средств что в банк, что в банковский депозит дает примерно одинаковую доходность».

С момента создания «Ланит» активно работает с банками: разрабатывает IT-системы и оказывает консалтинговые услуги. Георгий Генс уверен, что успешность банка теперь сильно зависит от того, насколько умело он внедряет и использует информационные технологии. В итоге информационные технологии кардинальным образом изменят мировую финансовую индустрию. «Если рассматривать работу банкиров как исполнение поручений клиентов, то вообще нет нужды в каких-либо отделениях банков – достаточно мобильных устройств. Я уверен, что скоро очень большая часть банкинга уйдет в смартфоны и планшеты – они уже способны удовлетворять почти все потребности».

Private banking – другое дело, считает Генс, из-за контакта с персональным менеджером, который, по его мнению, не скоро утратит актуальность: «Ни телефон, ни скайп, ни прочие электронные средства связи не заменят живого общения. Ведь общение – это не только передача информации. Это идеи, которые возникают во время обеда или игры в гольф, скажем. Вот вы сидите рядом, говорите о чем угодно, и за этим разговором возникают инвестиционные решения. Потому что оба человека думают. Во время телеконференции думается чуть хуже, по телефону – еще хуже».

С улыбкой Георгий Генс рассказывает, как обжегся на доверительном управлении: отдал 100 млн рублей, а через 7 месяцев получил обратно 80 млн. «Это такая же игра, как рулетка: управляющие компании, как казино, всегда в выигрыше». Сыну Филиппу тоже не повезло на фондовом рынке: когда он заработал первую тысячу долларов, отец добавил ему две и предложил инвестировать по своему усмотрению. «Филипп отдал их в управление одной банковской структуре. Когда я поинтересовался судьбой этого вложения, оказалось, что на счету осталось гораздо меньше тысячи», – вспоминает Георгий Генс. «Private banking сохранится, поскольку всегда есть люди, которые надеются быстро заработать, не прикладывая больших усилий. Прежде чем человек поймет, что не надо давать деньги в доверительное управление, ему нужно несколько раз попробовать. Конечно,я имею в виду среднестатистическую историю. Есть несколько примеров лидеров рынка (Уоррен Баффет, Джордж Сорос), которые умеют зарабатывать на всем. Но большинство людей стараются вложить деньги не в их фонды, а в те, что предлагают гораздо большие проценты, что серьезно увеличивает риски».



Алина Проскурякова
30.07.2014

Источник: SPEAR'S Russia №7-8(40)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз