Началось


Нарастающее на глазах давление в отношении российских состоятельных клиентов, «паркующих» деньги и активы в иностранных юрисдикциях, будет только увеличиваться. Но это повод не паниковать, а тщательно проанализировать свое положение, уверен частный инвестор Андрей Бут.

08.05.2018





Последние пару месяцев состояние многих российских друзей и знакомых – клиентов западных банков, инвестиционных компаний и юридических фирм, как и их сотрудников, – смотрится панически. Общие настроения – ощущение «гонений» на русских клиентов и российские по происхождению деньги.

В значительной мере они создаются личными обстоятельствами: кому-то закрыли счет; кто-то столкнулся со сложностями при получении или продлении вида на жительство; кто-то увидел ухудшение карьерных перспектив в международных компаниях или отношений со школой, где учатся дети.

Очень большое влияние оказал также новостной фон. Публикация списков «друзей Путина» от США. Налоговый скандал с Керимовым во Франции. Отравление в Великобритании шпиона Скрипаля. Непонятно, насколько правдивая, но публичная история с отказом в виде на жительство в Швейцарии Роману Абрамовичу. Колоссальный банковский скандал в Латвии, затрагивающий массированно российских клиентов.

Значительная часть этого фона сгенерирована полуфейковыми русскоязычными новостями. Например, я сам с удивлением наблюдал непрерывно крутящийся на одном уважаемом российском новостном сайте баннер с фотографией Абрамовича и заголовком типа: «Власти Великобритании начали отбирать дома у россиян». Поскольку никаких подобных событий в британской прессе не обсуждалось, натыкаясь на эту «новость» десятки раз в день всю неделю, в конце концов, я сдался и пошел по ссылке. В результате я оказался на сайте Forbes в разделе статей про Британию. Но ни одна из них по содержанию даже близко не описывала эту новость.

С какой целью Яндекс.Директ (видимо, ориентируясь на британский IP-адрес входа на русско­язычный сайт) показал мне эту «новость»-рекламу с подобной частотой при крайне слабой релевантности ссылки и фейковом содержании, так и не стало понятно. Но именно так, при массовом повторении десятки тысяч раз, конструируется новостной фон. В данном случае – полу­фейковый.

Постараюсь не впадать в эту крайность и поделюсь своими соображениями о том, что и как реально влияет сегодня на россиян при работе с западным финансовым сектором. Разумеется, не претендую на исчерпывающую полноту – лишь некоторые личные наблюдения. Итак, можно выделить несколько типовых ситуаций, которые воспринимаются как проблемные российскими клиентами.

ИМЯ – PEP

Вероятно, самая большая группа проблем – отказ в открытии, закрытие существующих счетов или предъявление банками условий ведения счетов, равноценных необходимости его закрытия. Массово это коснулось российских клиентов в Латвии, Германии, на Кипре. В меньшей степени – в Британии и Швейцарии.

Именно эту группу ситу­аций и обусловливающих их причин я бы назвал самой общей и показательной, поскольку именно банки как самые регулируемые структуры быстрее и прямолинейнее принимают чувствительные меры.

Одним из ключевых и недооцененных основной массой клиентов стало вступление в 2015 году в силу директив ЕС, касающихся PEP-клиентов (politically exposed person – «влиятельное политическое лицо». – Прим. Spears Russia). Оно привело к исчезновению у банков (как и всех финансовых посредников и поставщиков услуг) «люфта» при отнесении к этой категории. Директивы содержат чрезвычайно широкое определение, кто такой РЕР. Это не только государственные или муниципальные чиновники, политики, руководители госкомпаний из стран, не входящих в ЕС. В нынешней трактовке это могут быть предприниматели – получатели бюджетных средств по государственным контрактам; сотрудники благотворительных фондов, созданные и/или получившие средства от вышеупомянутых персон; публичные персоны типа режиссеров, получающих государственные гранты и/или нефинансовую поддержку своих проектов на политическом уровне и тому подобное. «Влиятельными политическими персонами» также являются родственники вышеупомянутых лиц.

Это универсальный подход для всех стран. Но для России, с ее структурой экономики с доминированием госсектора, госкомпаний, госзаказа, госгрантов и политической окрашенности многих экономических событий все это означает, что подавляющее большинство состоятельных россиян-клиентов будут рассматриваться как PEPы. Если ваша компания поставляет лекарства бюджетным больницам или является подрядчиком «Газпрома» и это ее основной бизнес – наверняка вы будете признаны PEPом. Ваша жена и дети – тоже.

Новацией стало и то, что по директивам 2015 года статус PEP сохраняется в течение 10 лет после прекращения работы в соответствующей позиции (раньше банки массово трактовали такой срок как 3–5 лет). Стало быть, поработав в середине карьеры пару лет, например, в госбанке, вы точно надолго будете квалифицированы как PEP, хотя воспринимали себя исключительно как финансиста, никакого отношения к государству и госслужбе не имеющего.

Отличается ситуация сегодня также процедурой проверки. Раньше банки самостоятельно проверяли и трактовали причастность клиентов к категории PEP. Сегодня существуют постоянно пополняемые базы данных PEPов (например, WorldCheck), которыми в основном и пользуются банки. Провайдеры этих баз данных, отличие от банковских учреждений не имеют никакого интереса в бизнесе с клиентом. Поэтому они склонны всегда включать человека в список, максимально расширительно трактуя основания.
Возможно, это забавно в теории, но на практике чревато проблемами. Например, появлением массовых ошибок в базах таких провайдеров вроде путаницы людей с одинаковыми фамилиями, включением данных на основе бульварных публикаций или с названиями компаний похожего звучания и так далее. Не сомневайтесь, вся эта несуразица – ваша проблема и будет трактована против вас. В общем, все прелести «транспарентности» в полном виде.

ЛАТВИЯ, КИПР, ГЕРМАНИЯ – НА ВЫХОД

Также необходимо отметить проблемы ряда традиционных для россиян банковских юрисдикций. Самая известная сейчас – Латвия, в которой банки массово закрывают российские счета. Клиенты судорожно пытаются понять, в чем проблема и что сделать, чтобы сохранить счет. Но печальный ответ заключается в том, что в большинстве случаев ничего сделать нельзя. По итогам последнего «отмывочно-северокорейского» скандала властями Латвии под давлением США принято решение, которое, в частности, требует от банков сократить операции и активы нерезидентов до 5% от общего объема вместо сегодняшних 35%. В практическом смысле достичь этого можно только массовым закрытием счетов нерезидентов.

К сожалению, проблемы, связанные с Латвией, этим не исчерпываются. Продолжение расследований по операциям латвийских банков продолжается. Если компания или частные клиенты использовали в последние годы латвийские банковские учреждения как транзитные, с большой вероятностью вопросы о природе транзакций будут заданы. В том числе в местах последующей «парковки» денег после транзита.
Начиная с 2017 года кипрские банки с меньшим шумом, но с неменьшими негативными последствиями для многих клиентов ведут кампанию по приведению в порядок своих файлов о клиентах и их транзакциях. В том числе ретроспективно. Помимо массовой проверки на PEP, описанной выше, они требуют от клиентов гораздо большего, чем раньше, количества информации. В том числе такой чувствительной, как общий размер состояния и источники происхождения состояния и текущих доходов, адреса проживания бенефициаров. Требуют к предъявлению и документирование транзакций за несколько предыдущих лет. И многое другое. Учитывая печальный опыт россиян с кипрскими банками и общие сомнения в надежности хранения информации, для многих клиентов эти требования стали фактически приглашением к закрытию счета.

Подобные изменения коснулись не только банков, но и местной индустрии корпоративных сервисов. Их массовое применение началось с прошлого года. Россияне исторически привыкли к гораздо более спокойному и дружественному поведению кипрской индустрии. Сейчас это некогда благостное отношение вытесняется ощущением смутности понимания персоналом банков и компаний финансовой инфраструктуры новых требований. Учитывая, что Кипр все же был местом хранения небольших по объему средств и массовых счетов, ради которых никто не готов нести значительные затраты времени и средств по новым правилам, это означает очень существенное сокращение бизнеса и исход клиентов с Кипра.

Что касается немецких банков, то после скандалов с выводом средств из России через Deutsche Bank и разнообразные «отмывочные» конторы многие коллеги и клиенты почувствовали в мягкой форме «приглашение» переместить счета из Германии в другие юрисдикции.

КОМПЛАЕНС ПОДКРАЛСЯ НЕЗАМЕТНО

Общей тенденцией в деятельности банков всех юрисдикций можно назвать гораздо более внимательную проверку сведений клиентов. Например, гораздо более пристально изучается вопрос о том, насколько средства, полученные по контракту клиентом банка, разумно объясняются ценой контракта и прочими услови­ями сделки.

Отдельным большим источником проблем скоро станут процедуры автоматического обмена информацией. Нет никакого сомнения, что в силу технических особенностей многие клиенты банков и администраторов корпоративных структур, особенно сменившие налоговую резиденцию в последние годы, окажутся раскрытыми и в своих предыдущих юрисдикциях. Значимость данной проблемы пока не осознана и недооценена. В целом все вышеуказанное систематично и исподволь вводилось в виде норм регулирования, раскрытия информации и автоматического обмена, борьбы с легализацией и налоговыми уклонениями по всему миру. Но, похоже, именно сегодня для российских клиентов и денег все сошлось в одной точке.

Так, внезапно наступили сложности в работе с корпоративными структурами и агентами, предоставляющими регистраторские, административные и директорские услуги. Это довольно общая история для многих юрисдикций. Как пример, россиян особенно коснулось и «ударило под дых» ужесточение процедур на Кипре, с кипрскими регистраторами и банками. Я это связываю как с привычностью и массовостью Кипра для россиян как места получения таких услуг, так и с тем, что кипрские требования «внезапно» стали гораздо жестче (по крайней мере, в восприятии), чем требования в более развитых юрисдикциях после долгих лет кипрского спокойствия и расслабленности. Основные изменения произошли в прошлом году, требования по комплаенсу и количеству бумажного сопровождения на Кипре сегодня выросли многократно.

Важно понимать, что это требования именно законодательства Кипра по отношению к кипрским регистраторам, агентам и посредникам, работающим на острове. В том числе – с компаниями и структурами других юрисдикций. Это означает, что открывая компанию, например, на Сейшелах через кипрского регистратора, вы получите относительно простые требования сейшельского законодательства, и гораздо более «тяжелые» – от кипрских директоров, агентов и так далее.

Сами по себе требования кипрских структур были бы неприятны, но исполнимы. Но вот готовность и желание делиться чувствительной личной информацией с офисами глобальных агентов вызывают у клиентов массовое неприятие. Сразу вспоминаются кейсы как массовых утечек данных «панамского досье» и Appleby, так и печальный опыт банкротства кипрских банков, сопровождавшийся разглашением данных большого количества клиентов через многочисленные утечки.

На мой взгляд, более надежным сегодня выглядит использование либо напрямую локальных агентов в странах регистрации компаний, либо использование прайвет-офисов вместо глобальных агентов. Неизбежным следствием проблем кипрских финансовых посредников и банков уже стало увеличение их затрат времени и значительное подорожание стоимости их услуг и комиссий. Особенно надо уделить этому внимание при закрытии компаний – уже есть примеры выставления поражающих воображение счетов на соответствующие услуги кипрских корпоративных сервисов.

Клиентам, использующим трасты, сегодня необходимо крайне внимательно разобраться, как связаны юрисдикции самого траста, его трастис, активы траста и правила раскрытия информации для разных типов этих структур из разных юрисдикций. Правила и трактовки тут настолько сложны, что я бы категорически рекомендовал получить юридическое и налоговое заключение от сторонних консультантов из релевантных юрисдикций, так как агенты-администраторы-трастис, как правило, имеют крайне поверхностное представление и очень далекое от реалий своих клиентов. В практическом смысле стоит избегать работы с трастами в силу дороговизны их правильного создания и поддержания для активов менее 10 млн долларов.

НОВЫЕ ЗНАНИЯ – НОВЫЕ ПЕЧАЛИ

Еще один класс проблем российских клиентов – сложности с личными «юризмами». Как то: с оформлением и продлением видов на жительство, покупкой и продажей недвижимости, возникшие ситуации с трактовкой налоговых юрисдикций и налоговых обязательств. А также менее весомые финансово, но чувствительные эмоционально вопросы, связанные с получением мест в школах для детей, вступлением в клубы и тому подобным.

Первый и самый общий кейс заключается в резком увеличении требований к комплаенсу и проверке клиента у всех задействованных посредников: риелторов, юристов, агентов при оформлении гражданств, агентств по устройству в школы и так далее. Практически все они подпадают под требования проверки клиентов и чистоты их средств. Но сейчас, особенно в отношении россиян после массы публичного негатива, связанного с Россией, эти процедуры выполняются максимально полно и жестко.

Учитывая, что очень большая доля россиян принадлежат к категории PEP, это означает, что применяемые к ним требования похожи на требования, например, банков при открытии счетов. На практике, когда вы идете за консультацией, например, на получение вида на жительство, иммиграционные юристы в первую очередь должны провести проверку клиента и его средств. Как правило, это требует недель дополнительного времени, а также, например, предъявления подтверждающих бенефициара документов на счета компаний, с которых производится оплата таких услуг, и прочее.

В большинстве случаев компании или выставят дополнительный счет за потраченное время и работу, или попросту откажутся их оказывать, если сочтут, что их выгоды не оправдают затраченного времени и расходов на углубленные проверки. Клиент, в свою очередь, либо будет вынужден больше платить, либо ему откажут в обслуживании. Что для него будет выглядеть как отказ из-за его российского происхождения.

Отдельная сложность, затронувшая многих россиян, – проблемы (или «новые знания печального свойства») налогового характера в связи со своей недвижимостью во Франции и Великобритании. Это крайне щепетильная тема, завязанная на множество вопросов – налоговую резиденцию клиента, источники и транзит средств на оплату недвижимости и используемых для этого корпоративных структур, семейные обстоятельства и наследования и так далее. Это очень чувствительный вопрос, сто­имость которого вполне может превысить цену недвижимости на падающем рынке. Он слишком сложный, чтобы его описать в рамках общей статьи. Единственный совет: если у вас есть недвижимость в  этих странах и вы не проверяли налоговую ситуацию последние три-четыре года, незамедлительно говорите с налоговым специалистом. За это время очень многое изменилось.

ПРОСТЫЕ ВЫВОДЫ

Из всего вышесказанного, в общем, следует довольно банальный вывод: несмотря на сложность этих проблем, жить и справляться с ними вполне возможно. Со всем этим трудно, но можно жить.
Самая трудная часть сегодня – понимание необходимости планировать финансовое состояние, инвестиции, налоговую резиденцию, связанные личные планы и тому подобные вопросы гораздо, гораздо более внимательно, комплексно и детально, чем раньше. Надо уделить внимание всему: правильному документированию и налоговой чистоте происхождения активов; корпоративным структурам для хранения и инвестирования средств (это не одно и то же) и их эффективным юрисдикциям для конкретного случая; выбору провайдеров корпоративных услуг и особенностям их регулирования в разных странах; особенностям сочетаний налоговых юрисдикций бенефициара, страны нахождения средств и их корпоративной оболочки; подбору предпочтительных юрисдикций нахождения банка (а лучше двух или трех для подстраховки); поиску самых эффективных инвестиционных и налоговых стратегий портфеля; изучению специфики налогообложения недвижимости для разных случаев налоговой юрисдикции собственника и самой недвижимости; анализу текущего восприятия страны происхождения капитала в различных странах – согласитесь, эмоциональное восприятие российских PEP-клиентов выглядит сегодня по-разному в Швейцарии, Гонконге и Англии; и многому, многому другому.

Спланировать это сегодня самостоятельно (как привыкло большинство россиян) или с помощью общих познаний своего банковского менеджера уже невозможно. Сегодня эта задача решаема только с привлечением налоговых, инвестиционных, корпоративных и прочих консультантов. Первый хороший шаг – выбор квалифицированного и комфортного лично вам финансового консультанта, который составит план действий и сориентирует по необходимости более специальных советов.

Вторая часть вывода – в текущих условиях старайтесь быть как можно более простым и прозрачным в части использу­емых решений. Например, привычка россиян к массовому использованию офшорных компаний в качестве личных кошельков и инвестиционных оболочек работает все меньше и не так, как всего несколько лет назад. Зачастую – просто генерирует дополнительные затраты и налоги без всякой выгоды. Например, для большинства случаев владения недвижимостью в Великобритании через офшорные компании. Если нет смысла в реальных функциях фирмы – используйте личные счета. Если решаете проблему наследования, живя в Британии, – используйте трасты. И так далее.

Далее, следует максимально использовать белые «основные» юрисдикции для хранения и инвестирования средств. Не могу представить сегодня ни одного традиционно существовавшего преимущества банков Кипра или Латвии перед, например, Швейцарией или Британией. Надежность банков гораздо ниже, среднее качество и количество услуг – тоже. С учетом реальной квалификации персонала, процедуры и правила соответствия требованиям регуляторов выглядят как минимум не проще, а степень придирчивости для русских клиентов – даже больше.

Наконец, последняя ремарка о России как о месте для хранения денег. Несмотря на популярность (и простоту) идей репатриации средств в последние годы, это решение выглядит хоть и привлекательным, но для большинства клиентов со значимым состоянием ошибочным в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Институционально, по состоянию финансового рынка, страновому риску Россия, увы, сейчас не является страной для сохранения и приумножения крупного капитала, как и передачи его следу­ющим поколениям.



08.05.2018

Источник: SPEAR'S Russia #3(76)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз



"Одиссей против хорьков" Георга фон Вальвица


Wallwitz_print
 

«Финансовые рынки были и остаются миром, лишенным полутонов, миром кричаще громким, зачастую сверх всякой меры. В этом есть определенная свобода, которую равным образом ценят и горностай, и Одиссей. Вид павших товарищей или падающих курсов повергает их в глубокое отчаяние, но, если к тому благоволит судьба, они не преминут закатить щедрый пир или иным образом продемонстрировать свою мощь и власть». SPEAR’S Russia публикует отрывок забавной (а местами не очень забавной) книги немецкого финансиста, любезно предоставленный издательством Ad Marginem Press. Книга вышла в рамках совместной издательской программы с музеем современного искусства «Гараж», переводчик – Татьяна Зборовская. Немецкий оригинал был впервые опубликован в 2011 году.