Конструктор решений tailor-made


Корпоративный банкинг тонко чувствует колебания экономики: через него проходят экспорт, импорт, гарантии сделок. Каковы сегодня ожидания российских холдингов и как банки отвечают на них, SPEAR’S Russia рассказал Евгений Козеренко, руководитель корпоративного блока Промсвязьбанка.

19.12.2016





Евгений, финансовое состояние некоторых отраслей российского бизнеса продолжает ухудшаться – непростая ситуация складывается у автодилеров, девелоперов. Как банк оценивает перспективы крупного бизнеса?

Если говорить о конкретных сегментах, то рынок аренды торговой и офисной недвижимости в затруд­нительном положении. Пока драйверов роста нет. Но мы, например, не видим серьезных проблем с обслуживанием долгов и с динамикой продаж в секторе жилой недвижимости. Да, произошла коррекция, но с учетом госпрограммы и снижения рыночных ставок наблюдается оживление спроса. Мы не ожидаем крупных дефолтов в этом сегменте, если, конечно, в макроэкономике не произойдет сдвигов. Существенный риск, который остается в сегменте жилой недвижимости, к примеру в Московском регионе, – избыток предложения. Степень его реализации зависит от того, как будет простимулирован спрос. Что касается автодилеров, то падение продаж авто сохраняется, этот рынок действительно переживает нелучшие времена.

Среди перспективных, наименее рискованных направлений отмечу отрасли, ориентированные на экспорт и импортозамещение. Агропромышленный комплекс с точки зрения кредитного качества выглядит неплохо. Мы мониторим крупные проекты и видим, что они рентабельны.

В целом для восходящего тренда российская экономика остро нуждается в достаточно серьезных структурных реформах, в новых точках роста и комплексе мер по их стимулированию. Это весьма долгий путь. Если за отправную точку взять 2017 год, к этому добавить срок инвестиционной фазы, то нетрудно подсчитать, что качественные результаты в структуре темпа роста ВВП страны мы увидим через два-четыре года, не раньше.

В прошлом году многие эксперты в один голос говорили о пике банкротств в 2016 году. Банки идут на реструктуризацию проблемных долгов?

Дефолт клиента – всегда удар по финансовому результату банка, никто не заинтересован в банкротстве своего заемщика. Наоборот, при малейшей возможности банки будут договариваться и до последнего бороться за спасение бизнеса. Главное, чтобы бизнес клиента был жизнеспособен, а поведение – добросовестным. Когда нет негативной репутации или признаков вывода активов, в большинстве случаев банки согласятся на реструктуризацию, останется лишь обсудить условия. Мы разрабатываем совместные планы по реструктуризации задолженности, по снижению издержек клиента, по корректировке его бизнес-модели. Если же клиент пытается вывести деньги из бизнеса, скрыть существенную информацию или производит любые другие действия, так или иначе ущемляющие положение кредиторов, то это как минимум ухудшает атмосферу и усложняет достижение новых договоренностей, а как максимум приводит к активному противостоянию.

Изменились ли потребности в банковских услугах у крупных компаний?

Уровень финансового менеджмента в России растет, соответственно, растет и спрос на решения cash management и его составляющие. Когда холдинги достигают определенной стадии развития, у них появляется необходимость усиленного контроля финансовых потоков своих компаний. А в кризисное время особое значение приобретает эффективное использование собственных ресурсов. Банки могут выстроить своим клиентам технологичные решения управления расчетами и ликвидностью. Например, мы делали интересный проект для крупного холдинга. У компании была необходимость отслеживать платежи своих подрядчиков в рамках заключенных контрактов. Мы выстроили систему так, чтобы каждый платеж подрядчика совершался со специального счета только при условии одобрения такого платежа представителем холдинга.

Есть спрос на деривативные продукты. Клиенты заинтересованы в хеджировании рисков, в 2016 году объем хеджирования в Промсвязьбанке вырос почти втрое. Оживает рынок долгового финансирования, хотя пока он, конечно, очень далек от привычного состояния. Мы стали соорганизаторами облигационного займа компании «Газпромнефть», X5 Retail Group и намерены в следующем году расширить этот перечень.

Как вы считаете, можно ли заменить живое общение между банкиром и клиентом IT-решениями и нужно ли?

Корпоративный бизнес строится на отношениях. Если банк доверяет клиенту, а клиент – банку, они вместе развиваются. Чем сложнее услуга, чем крупнее компания-клиент и многограннее потребности, тем чаще требуется живое общение. Однако в middle-офисе, например, в кредитном процессе, чем меньше человеческого фактора, тем лучше качество кредитного портфеля. Причем на всех этапах – от принятия решения о выдаче кредита до мониторинга уже выданной ссуды. Конечно, есть факторы риска, которые почти невозможно оцифровать: репутация, качество менеджмента. В остальном субъективизм должен быть исключен. Люди склонны к эмоциональным оценкам, у них сознательно и бессознательно формируются привязанности, психологические клише. Мы вложили много сил в автоматизацию кредитного процесса, ввели отраслевую экспертизу, внедрили интеллектуальную систему проактивного мониторинга кредитного портфеля. За год в фильтр системы попало 98% проблемных кейсов, которые потом доходили до дефолта, – это позволило вовремя «выйти» из проблемного клиента или снизить объем долга. В среднем по 2015–2016 годам к моменту дефолта мы имели на 30–50% меньше exposure, чем на момент идентификации проблемы. Автоматизация также позволила экономить на time to yes и time to money – за два года мы в полтора раза сократили срок рассмотрения заявок по этим параметрам.

Верно ли утверждение, что корпоративный сегмент «ринулся» в рубль?
Нет, обычно таким всплескам подвержены другие категории клиентов. Существенных изменений в пассивах крупных компаний нет. Компании, которые работают в рублевой зоне, держат пассивы в рублях, компании, которые живут за счет экспортной выручки, стараются поддерживать естественное хеджирование – объем активов и пассивов в валюте у них сбалан­сирован.

Промсвязьбанк входит в топ-15 лучших банков Центральной и Восточной Европы в сфере сash management по версии журнала Euromoney. Насколько российский транзакционный бизнес отличается от западного?

В нашей стране в транзакционном бизнесе уже сейчас налажена работа по продвинутым функциональным каналам дистанционного банковского обслуживания, включая такие серьезные решения, как host-to-host со специальным плагином для 1С, специализированные модули для централизованного управления холдинговой структурой и контроля бюджетов. Мы имеем развитые сервисы по работе с наличными денежными средствами, расширенный cut-off time при проведении платежей, более гибкие тарифы и возможность оперативного создания индивидуальных решений. Подчеркну, что на российском рынке есть и такие уникальные решения, как таможенные карты, позволяющие в онлайн-режиме оплачивать таможенные платежи, которые в принципе отсутствуют на рынках ряда других стран.

Но российский банковский рынок пока сильно отстает от Запада в части решений cash pooling: в России законодательство в этой области требует серьезной доработки, что вызывает ряд вопросов для клиентов, в первую очередь налоговых. На Западе давно набрали популярность такие решения, как межбанковский сash pooling, а также трансграничный и мультивалютный пулинги. В России эти решения практически невозможно реализовать, хотя все больше и больше клиентов интересуются организацией межбанковского пула. В некоторых странах можно совершать платежи on behalf of, то есть за другую компанию, и использовать так называемый daylight overdraft – банковское финансирование компании за счет средств, находящихся на счете другой компании без их переброски. Так что нам еще есть куда развиваться.

Как Промсвязьбанк ощущает себя на фоне конкурентов?

Промсвязьбанк обладает вполне конкретными конкурентными преимуществами, на которых мы и акцентируемся. Мы прочно занимаем нишу, на которую рассчитываем. Размер капитала и рейтинги позволяют нам работать с большинством депозиторов и клиентов на рынке. Мы уверенно удерживаем лидерские позиции на рынке факторинга, международного и транзакционного бизнеса. В 2016 году Промсвязьбанк признан лучшим банком в сфере сash management и финансирования экспорта в России.

Мы продолжаем развивать сотрудничество с клиентами таких отраслей, как машиностроение, нефтедобыча и переработка, транспорт, retail, IТ-компании, с компаниями категории blue chips. Портфель сделок с клиентами отрасли тяжелого машиностроения с начала года вырос на 40%, количество открытых расчетных счетов корпоративных клиентов – более чем на 30%. Мы растем темпами существенно выше рынка по остаткам на счетах клиентов, увеличили долю рынка по депозитам. Объем комиссионного дохода по корпоративному бизнесу вырос в этом году почти на 40%. Считаем это хорошими показателями.

Евгений, в сегменте банковского ритейла с завидной регулярностью появляются значимые новости: переход на цифровой банкинг, на облачные технологии, BigData, смарт-карты и т.д. Куда будет двигаться корпоративный сегмент банковского бизнеса?

Это тема для отдельного большого разговора. Но если говорить про очевидные тренды, то, безусловно, продолжится диджитализация документооборота, будут развиваться автоматизированные системы оценки рисков. К примеру, многообещающее направление в корпоративном сегменте – поведенческая оценка кредитного риска. На основе характера совершаемых клиентом операций в банке и за его пределами система автоматически будет выявлять факторы риска. Мы будем работать над интеграцией интернет-банка и того программного обеспечения, которое используют клиенты в крупном бизнесе, инвестировать в развитие транзакционных решений и технологий cash management.

Корпоративный банк не похож на ритейл, наши кейсы – это больше tailor-made. ‘



19.12.2016

Источник: SPEAR'S Russia #12(64)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз