Есть ли фишки у Макао?


Поскольку китайское правительство закручивает гайки, в крупнейшем на планете центре азартных игр должны принять решение: остаться или уходить? Гарри Дин надевает строгий костюм и приступает к расследованию.

22.10.2015




© Cameron Law


Известный гангстер Багси Сигел, признанный в учебниках истории одним из отцов-основателей Лас-Вегаса, весьма напоминает некоего человека из Макао, который также считается «создателем всего». Его зовут Стэнли Хо, или Хо Хун Сунь на кантонском диалекте. Он находится на 13-м месте в списке богатейших людей Гонконга и является монополистом игорного бизнеса Макао на протяжении 40 лет.

По прошествии стольких лет китайцы уже привыкли считать господина Хо неприкосновенным. А посему, вероятно, они были удивлены, одним январским утром развернув газету. Как сообщалось, орды полицейских нагрянули в отель Grand Lisboa в самом сердце игорного района Макао. В ходе разгрома сети борделей были арестованы 102 человека (включая 96 женщин из материкового Китая и Вьетнама), а также Алан Хо – племянник самого Стэнли Хо, владельца отеля.

Еще не предъявлено обвинений, и мы не можем говорить об уголовной ответственности или преступной организации, но я своими глазами видел печально известный «загончик» на нижнем этаже, где женщины прохаживались по мраморным залам и якобы рассматривали дамские сумочки, не забывая время от времени приветливо поглядывать на игроков. Впрочем, больше всего в этом деле всех удивила решительность, с которой полиция бросила вызов самому Стэнли Хо.

Сейчас политическая подоплека оказывает самое значимое влияние на прибыль местных казино. Игорные доходы Макао, 45 млрд долларов в год, давно переплюнули Лас-Вегас с его 6,5 млрд долларов. Однако с тех пор, как Си Цзиньпин стал главой Китая, он беспощадно преследует подозреваемых в коррупции чиновников всех уровней, проводит аресты, предъявляет обвинения и, как в случае недавнего дела Чжоу Юнкана, приговаривает к пожизненному заключению. Эти крутые меры отняли у воротил Макао немало денег и заставили их приуныть.

Последствия уже стали значительными: к маю 2015-го ежемесячные доходы снизились на 37% по сравнению с 2014-м. В особенности это коснулось VIP-игроков, не привыкших играть украдкой. Среди них – австралийский миллиардер Джеймс Пэкер, который совместно с сыном Стэнли Хо Лоренсом владеет компанией Melco Crown Entertainment. Прибыльность их всемирной игорной империи уже снизилась почти наполовину в сравнении с прошлым годом.

Акционеры начали подвергать сомнению обоснованность вложений в казино, несмотря на всеобщее стремление крупно инвестировать в Макао. Так, в начале этого года Лоренс Хо объявил, что планирует отказаться от вторичного размещения акций на фондовой бирже Гонконга. Этого пока не случилось, однако во времена политической нестабильности другие вполне могут последовать его примеру.

Оперативность операторов

Кто-то может подумать, что бизнес в Макао приводят в движение игроки. Это неверно. Настоящий мотор здешней экономики – игорные операторы. За все время существования Макао местные казино полагались на операторов, которые доставляли игроков, располагали их в отдельных игорных залах и, что самое важное, отвечали за взыскание долгов.

Операторы – вот главный элемент игорной экосистемы Макао. Они организуют увеселительные поездки и предоставляют кредиты транжирам с материка, получая за это отчисления от местных казино. Однако теперь, когда китайское правительство пристально следит за казино, а полиция стала недружелюбной и бесстрашной, VIP-игроки начали все чаще интересоваться другими игорными направлениями Юго-Восточной Азии.

В ожидании перемен многие игорные операторы уже переключили внимание на другие рынки и завязали деловые знакомства с менее авторитетными, зато, по-видимому, и менее опасными казино. Смена места внушает им радужные надежды, и кое-кто из них признался мне: «Суть в том, что мы везем клиентов туда, куда они пожелают. Чем больше они волнуются из-за Макао, тем больше клиенты хотят отправиться куда-то еще, будь то Филиппины или Корея. Результат тот же: они все равно будут играть, только в другом месте и в другой валюте. А мы выигрываем в любом случае».

Ни один из игорных рынков Юго-Восточной Азии не способен соперничать с Макао, но едва ли их можно назвать незначительными. Самый крупный из них, сингапурский, приносит 6 млрд долларов в год, а в Японии, где игорная индустрия скоро будет узаконена, к 2020-му ожидается годовой доход 15,1 млрд долларов. Одним словом, в Азии помимо Макао существует возможностей больше, чем кажется.

Манящая Манила

Посмотрите на Филиппины. Четыре года назад правительство страны, предвидя потенциал растущего игорного бизнеса, выделило участок земли под так называемый город развлечений рядом с аэропортом Манилы. Власти выдали четыре лицензии компаниям, обещавшим построить несколько казино с доходностью 1 млрд долларов. Первый контракт был заключен с компанией Melco Crown, построившей комплекс City of Dreams, где также появился ресторан Nobu, спонсируемый Робертом де Ниро. Второй контракт получила малайская Genting Group – на возведение Resorts World Manila. Третий – Bloomberry и их казино Solaire, а последний – японский магнат Кацуо Окада и его проект Manila Bay Resorts.

В Сингапуре, конечно же, нужно упомянуть ослепительный комплекс Marina Bay Sands – это отель с 2561 номером и гигантское трехэтажное казино с более чем 2300 игровыми автоматами. Отметим, что сингапурские казино рады туристам, но не местным жителям, которые, в отличие от иностранцев, при посещении заведений обязаны платить «входной сбор».

Даже в Камбодже теперь есть NagaWorld – отель и игорный комплекс, доход которого в прошлом году увеличился на 20%, составив 381 млн долларов, во многом благодаря близости к Китаю.

Но вернемся к Филиппинам, где количество игорных операторов увеличилось в четыре раза за последние два года. В казино Solaire 50 операторов обслуживают 12 VIP-залов. Зоны класса люкс отделены от остальных игорных помещений и предлагают консьерж-сервис, а также еду и напитки 24 часа в сутки. Операторы доставляют игроков в казино (часто за счет фирмы) и предлагают им для проживания особняки площадью 350 м2 с личным бассейном. Их клиенты могут играть сколько угодно, не опасаясь, что китайская полиция сумеет их выследить.

Однако филиппинские игорные операторы понимают роль политики в их бизнесе. Один из них сказал мне: «Разумеется, мы рады росту бизнеса за счет Китая, но все-таки мы реалисты и понимаем, что это может продлиться недолго. Когда китайский лидер смягчится, все вернется к первоначальному положению».

Несмотря на данные о том, что VIP-игроки потянулись в другие страны, чтобы избежать гнева дядюшки Цзиньпина, массовый сегмент игорного бизнеса Макао остается более стабильным, хотя и менее прибыльным. Очевидно, его нужно обхаживать более старательно. Так, компания Melco планирует открыть к концу года так называемое семейное казино Studio City.

Сегодня может создаться впечатление, что игорный бизнес признал свое поражение – по крайней мере до тех пор, пока в Китае не появится другой руководитель. И все же, хотя Китай и перешел в наступ­ление, Макао никому не уступит роль азиатского главаря – в первую очередь благодаря самим китайцам и их неутолимой жажде азартных игр. Пока существует китайская пословица «Без игры не измеришь свою удачу», Макао может не беспокоиться – и председатель Си, вероятнее всего, знает об этом.

Куда катятся фишки?
Годовой доход игорного бизнеса, млрд долларов
Макао – 45
Сингапур – 6
Австралия – 4,2
Юж. Корея – 2,3
Малайзия – 1,9
Филиппины – 1,8
Владивосток – 0,9
Камбоджа – 0,5
Н. Зеландия – 0,5
Вьетнам – 0,2



22.10.2015

Источник: SPEAR'S Russia #10(52)


Оставить комментарий


Зарегистрируйтесь на сайте, чтобы не вводить проверочный код каждый раз


На стыке двух миров


1-01-01
 

Использование российским бизнесом судов британской юрисдикции для разрешения коммерческих споров входит в широкую практику. Но вместе с известными преимуществами подобный подход нередко несет в себе и существенные риски, чреватые чувствительными потерями или упущенной выгодой. В начале августа в непринужденной обстановке одного из московских ресторанов состоялась неформальная встреча топ-менеджеров и владельцев собственного бизнеса, организованная юридической группой PARADIGMA совместно с Jaguar Land Rover. В ходе нее юристы компании рассказали о коллизиях, возникающих на поле трансграничного права, а также об инструментах юридической защиты и нападения, используемых в интересах клиентов в подобных разбирательствах. Самые запоминающиеся моменты выступлений, выдержанных в стилистике «охотничьих рассказов» на примерах реальных дел PARADIGMA, выслушал и записал Владимир Волков.